Вам никого не осчастливить

Я тот парень, который знает, что нельзя сделать человека счастливым. Это первое, что я узнал про отношения. Хотя нет, первое, что я узнал — что надо разрешать партнеру делать то, чем он тебе угрожает. Потому что люди пугают тем, чего сами боятся. Говорит, например, что уйдет, если… вот делайте тотчас это «если» и помогите собрать ему чемодан. Где здесь экология? Она в том, чтобы научиться не шантажировать друг друга. 

Я исхожу из того, что люди сами про себя почти ничего не знают, и там, где вовлечены эмоции, на разрыв или сближение работает противоположное тому, что ожидается и о чем говорится. «Изменишь мне — и больше меня не увидишь». Ага, да если бы. Вообще, все, что обесценивает, крепче всего и привязывает. Всегда? Нет, конечно — но люди, с которыми это не проходит, не впутываются в отношения, где их могут обесценить. 

Личная работа

И вот тут рождается знание, что никого‑то нам не осчастливить. Человек, который ищет счастья — в том смысле, что кто‑то другой ему это счастье даст — ничего не найдет. Отношения это обмен, и можно обменять красоту на деньги, юность на опыт, знание на любопытство, но счастье обменивается только на счастье. Сколько было — столько и будет. 

Счастье — это личная работа. Я думаю, что счастливым стать нельзя, то есть раз навсегда, как нельзя стать и сытым навсегда, например. Но можно получать удовольствие и пользу от процесса, даже и других в это дело вовлечь. Сказать, что я сейчас счастлив и завидовать мне — идиотизм, но если бы я платил ипотеку в Санкт‑Петербурге и каждый день таскался на работу, мой небольшой индивидуальный уровень счастья был бы существенно ниже. 

Надо постараться

Так вот нельзя сделать человека счастливым. Но можно сделать его несчастным. В этом фокус. Государство, допустим, не сделает меня ни молодым, ни здоровым, ни уважаемым, ни состоятельным и так далее. Но оно может отнять у меня загранпаспорт и завести на меня уголовное дело. Ну, или заставить ЖКХ какое‑нибудь платить, по мелочи. Понимаете смысл? Лишить счастья нас можно, а дать счастье нельзя. От того, что я не в тюрьме и не в могиле, я не счастлив. Это как бы само собой. 

То, что кто‑то чувствует себя несчастным из‑за того, что он не в отношениях, это понятно, это да. Но из этого ни минуты не следует, что в отношениях он будет чувствовать себя счастливее. А почему так? А очень просто. За несчастье мы как бы не отвечаем, оно типа из‑за обстоятельств. А вот счастье требует работы, это другое качество. Пожрать легко, а пожрать так, чтобы почувствовать себя счастливым… это надо постараться. 

В огненную реку

Итак, вот опять мы пришли к ответственности, черт бы ее побрал. Счастье — работа. Причем любимая, иначе какое же это счастье? Но как объяснить это человеку, у которого ни счастья, ни любимой работы никогда в жизни не было? У него же нет критерия, чтобы отличить золото от черепков. 

Поэтому вот вам квази‑парадокс. Чтобы понять, что счастье работа, надо понять сначала, что несчастье тоже работа. То есть взяться за знакомый опыт. Несчастную «по жизни» девочку не сделать счастливой в отношениях, хоть убейся. Поэтому как ей помочь? Делать ее несчастнее и несчастнее — снова и снова — до тех пор, пока она кишками своими не ощутит, что вся ее жизнь это ее же рук дело. А как ощутит, так тотчас и почувствует под ногами твердую почву. И начнет делать по этой почве первые неуверенные шаги — к своему счастью. 

Не ждите благодарности от тех, кому вы помогли, кинув их в огненную реку. 

А теперь давайте смотреть мастер-классы “Между нами” и участвовать в Большой шэо-распродаже.

Подписаться
Уведомить о
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x
Пролистать наверх